Колонисты

Как поступали колонисты в 18-19 веке? Снаряжали телегу всем необходимым, запрягали лошадей и долго-долго ехали по дикой местности. Когда расстояние становилось достаточно большим от власти, религии и налогов, или когда место очаровывало настолько что близость всего этого не играла роли, колонист вырубал делянку, строил дом, распахивал поле и старался выжить несмотря на природные катаклизмы, враждебных индейцев и диких зверей.

Колнист в 23-ем веке совсем не такой.

Он долго выбирает подходящую планету, рассматривая характеристики в цветастом каталоге и внимая советам геологов, биологов, экологов, гидрологов и прочих -логов. Когда идеальная планета найдена, выясняется что все участки уже распроданы или планету на корню скупила горнодобывающая корпорация. И приходится начинать все заново.
Но, рано или поздно, звезды складываются благосклонно. Будущий колонист получает на руки свой заветный клочок пластика подтверждающий право выбрать участок на еще не заселенной планете. Он совершает виртуальный тур по планете. Облетает, обходит, оплывает новый мир, восхищается простором, пейзажами и закатами. Расставляет колышки, ограничивающие его участок, и возвращается домой упаковывать свой домашний скарб в огромный контейнер. А в это время роботы строят дом, сад, гараж, бассейн. Обеспечивают электричеством, канализацией и интернетом.
Не проходит и месяца как колонист прилетает в свой новый дом. Правда вид из окна на озеро перегораживает дом другого колониста. А что бы дойти до леса надо обойти владения третьего. А где-то в дали уже виднеется неприлично-многоэтажный город который заселяют колонисты по беднее.

Но как же дух приключений? Неужели он исчез в 23-м веке? Конечно нет! Но это развлечение для совсем уж отчаянных парней. Они зовут себя исследователи. Они долго выбирают планету, рассматривая графики, спутниковые фотографии и характеристики открытых планет. Внимают советам геологов, биологов, экологов, гидрологов и прочих -логов.
Наконец объект исследований выбран и исследователи летят на исследовательском корабле к только что открытой планете. За две недели на орбите, роботы детально картографируют планету. Делают геологическую, сейсмическую, климатическую и биологическую карту. Собирают пета-байты всевозможной информации о планете. Уничтожают все вирусы, способные навредить человеку, опасные виды животных. После чего высаживаются и строят, в выбранном месте, дом, гараж и лабораторию. Обеспечивают электричеством, канализацией, интернетом и всем необходимым что бы проанализировать собранные о планете данные. Месяц на орбите и на планету спускаются люди. Первооткрыватели этой планеты. Они сидят за компьютерами и обрабатываю мириады данных о планете, заботливо собранных и оцифрованных верными помощниками людей – роботами.
Это настоящий экстрим. Не более двадцати тысяч исследователей на планету (меньше просто невыгодно перевозить на такие расстояния). И около двух лет до тех пор пока на планету не ступит первый колонист.

Немагия ™

Сквозь бесконечное пространство и время двигался звездолет. Маг был капитаном и единственным пассажиром на борту. Он держал путь прочь от человечества. Человечества которое отвергло, осквернило и опустошило его. Человечества которое лишило его магии.

Магию, его непознаваемую, непостижимую магию, изучили под электронным микроскопом. Разложили на составляющие. Загнали в рамки законов и закономерностей. Преобразовали рядом Фурье. Оцифровали. И выбросили, создав свою “Немагию ™”.

Магия была уделом избранных. Искусством. Её нельзя было изучить. Ею можно было управлять лишь наитием. Немагия – была доступна всем и каждому. Мозговые волны преобразовывались в электромагнитные, электромагнитные волны расшифровывались и частички Немагии творили из подручных материалов все что было угодно. Столы, стулья, дома, автомобили, звездолеты…

Звездолет Мага был последним созданным по старинке. Без Немагии. И этим был особенно ценен для Мага.

Сколько длилось путешествие Маг не знал. Дни, недели, годы сливались в однообразную череду тишины и темноты. Он медитировал. Только когда корабль просигнализировал что запасы топлива на исходе, Маг вышел из оцепенения.

Он нашел ближайшую безжизненную планету и приземлился. Полностью разделся. Выдохнул. Принял душ. Ультразвуковой душ. Постоял под жестким рентгеновским излучением и вышел на поверхность планеты. Корабль, повинуясь программе, взлетел и направился к ближайшему солнцу. А Маг отправился прочь от места посадки.

Странное это было зрелище. Одинокий обнаженный человек, на пустынной планете лишенной всякой растительности и атмосферы. Но он шел. Шел не обращая внимания ни на боль, ни на отсутствие воздуха, ни на жар солнца, ни на холод космического пространства. Шел уверенно. К одному ему ведомой цели.

Наконец Маг остановился. Расслабился. Сделал движение похожее на вдох. И начала творить. Песок превращался в камни. Камни складывались в стены. Из стен вырастал замок. Вокруг замка зазеленела трава, выросли кустарники, вытянулись вверх деревья. Побежал ручей, петляя по земле. В ручье заплескалась рыба, в листьях запели птицы и из-за куста вылез ёж.

Перемены шли полным ходом, превращая безжизненную планету в прекрасный оазис. Когда все было закончено Маг сел. Эйфория творения прошла и он заплакал. Вместо обжигающего потока магии по венам он почувствовал лишь легкое покалывание в пальцах. Немагия.

Опять. Здесь. Он так не смог от нее убежать. Все было напрасно. Он закрыл глаза и сделал единственное что не могла сделать Немагия. Уничтожил себя.

Нежданная командировка

Партия сказала “надо”, и вот я лечу в Екатеринбург. Практически на историческую родину.

Электронные билеты – это наше всё. Не выходя из дома зарегистрировался на рейс, распечатал посадочный талон, купил билет на Аэроэкспресс. В итоге, не спеша сел в аэроэкспресс (какие же узкие там сиденья), не спеша прошелся по Шереметьево (боже, как он похож на супермаркет), прошел досмотр на входе в терминал, прошел досмотр на входе в зону ожидания и благополучно уселся в самолет.

Первым делом разбилась иллюзия, что все стюардессы легкие и стройные. У нас одна из стюардесс оказалась симпатичной толстушкой.

Второе, что шокировало – как же там шумно. Последний раз я летал лет в 13 и мне казалось, что шум двигателей еле слышен. Так, мерный гул… Но нет. Самолет ревел навзрыд, пока набирал высоту. Потом стало тише, но до мерного гула далеко. В следующий раз возьму с собой беруши.

Как оказалось, летать я не боюсь. И в полете меня не укачивает.
Долетели быстро. Только взлетели, только покормили, только напоили чаем и уже объявили посадку. Я даже кино не успел посмотреть.

Кстати, с электронными девайсами форменная неразбериха. На сайте и в памятках написано что электронные устройства надо отключать только при взлете/посадке. Причем даже ноутбуки и электронные книги. Голосом заявили, что телефоны и прочие электронные устройства должны быть выключены до конца полета. Хотя после взлета все всё равно полезли в свои планшеты и телефоны. Проводниц это не напрягало. Но самое интересное другое: на сайте Аэрофлота заявлено, что с борта можно даже звонить и пользоваться интернетом (интернет, правда, за отдельную плату). В общем, не понимаю я этой бюрократии.

Continue reading

Боня, грустная история со счастливым концом

Недели две-три назад в соседнем дворе появилась собака. На вид помесь таксы с овчаркой. Она сидела у забора, дрожала и всего боялась. Первой её заметила Тина, гуляя с Кнопккным. Вернулась домой и тут же понесла ей консервы. Скормила целую банку. Потом принесла воды. Потом еще. Собака чуть-чуть осмелела. Дрожать не перестала, но начала робко вилять хвостом и даже далась себя погладить.

На следующий день с ней познакомился я. Благодаря Кнопкину, мне выдали кредит доверия. Собака опасливо подошла ко мне, дала себя погладить и поиграла с Кнопккным. Но хватит о нас.

Вскоре у собаки появилась миска с кормом, миска с водой и лежанка. А еще через несколько дней – будка и игрушка. Мир не без добрых людей. Какая-то женщина из ближайшего дома взялась за ней ухаживать. Кормила её, играла с ней, будку заказала, купила ошейник и начала искать ей нового хозяина. Мы познакомились с этой женщиной чуть позже. Узнали что собаку назвали Боня.

На первых порах Боня радостно выходила к нам. Играла с Кнопкиным и завороженно смотрела на поводок. Она была домашней. И ей очень хотелось найти хозяина.

Хозяин не находился, и Боня стала грустить лежа у себя в будке. Даже перестала выходить играть с Кнопкиным. Оживала и радовалась только когда приходила та женщина, что за ней ухаживала.

Потом начались холода. Мы переживали за Бою: как она их переносит? Но переживали не мы одни. Вчера Боня, её будка, её подстилки, её игрушки и миски – все пропали. Боню забрали. Не знаю, нашли ли ей хозяина или та женщина забрала её к себе, но хочется верить, что она нашла свой дом.

Молчание

Я замечал, что за молчанием
Сокрыто много мудрых слов.
Без злости, гнева и отчаянья
Они свободны от оков.

Они не сказаны поспешно,
Их не бросали сгоряча.
В молчании все очень взвешено.
В молчании вся суть видна.

Молчание льется как елей,
Сочится патокой и ядом.
Я не герой, я не злодей,
Я лишь статист стоявший рядом.