Триколор

Я родился в СССР и символы новой России для меня ничего не значили. Однако события на Украине и в Крыму многое изменили. Люди под российским триколором отстояли свое право быть русскими. Быть частью России. Это восхищает, вдохновляет и заставляет гордиться российским флагом.

 

Баня

Первая баня с которой я познакомился была общественной. В раздевалке, длинные ряды скамеек с вешалками и ни каких ящиков и кодовых замков. В мыльне, каменные скамьи, жестяные шайки, душ шарко и ледяной бассейн. В парилке, серьезные голые мужики в шапочках из войлока и жар.
Когда серьезные мужики начинали париться в парилку было не войти. Жар стоял не выносимый. Но я крепился и сидел сколько мог. Бассейн с ледяной водой манил, но смелости окунуться хватало только после парилки. На столько там была холодная вода. И лишь один раз, когда в баню пришло неожиданно много детей, банщик сжалился и налил теплую воду.

Потом была сауна при заводе ЗИЛ, кажется. Отдельное помещение состоящее из комнаты отдыха, душа и парилки. Ощущения совершенно другие. И пар сухой, и уединенность, и, антураж.

Но самые теплые, во всех смыслах, оставила деревенская баня. Большая комната отдыха, где мы пили квас/пиво и ели креветки в перерывах между парилкой. Предбанник с двумя дверьми: в парилку и в мыльню. В мыльни – большой бак воды примыкающий к печке и потому горячий. Запотевшее окно. И скамейка. В парилке: печь, двухуровневая лежанка и свет от обычной настольной лампы стоящей в углу. Меня всегда волновало – почему ее не закоротит? Влажность же большая…
И самое главное, распарившись, выйти голышом на улицу и плюхнуться в снег. И вообще, с это баней связано много приятных воспоминаний.

И, вот, у нас появилась своя баня. Построенная несколько лет назад, она, наконец, обрела парилку. Душевая, она же мыльня, еще не готова. А комната отдыха и веранда вообще завалены хламом. Но какое же это блаженство, париться в своей собственной бане.

Кошка на дорожке

Возвращаюсь с работы. На тротуаре сидит дворовая кошка. Сидит, беспокойно посматривает по сторонам. Я останавливаюсь. Наклоняюсь и протягиваю руку, что бы она могла ее обнюхать. Ноль внимания. Иду дальше.
Кошка срывается с места, обгоняет меня на несколько шагов и садиться в точно такой же позе как и сидела. Наклоняюсь, протягиваю руку и в этот раз кошка подставляет мордочку, что бы ее погладили и почесали.

Стоит мне, уходя из дома, закрыть дверь, Кнопкин радостно бежит в глубь квартиры, радостным лаем предупреждает оставшихся: “Теперь я за Главного!”
Мумрик с этим не согласен. Кот знает, что за главного именно он. Но снисходить до объяснения очевидного псу?! Фи.