Капкан

Тронул несмело лапой, сталью сковавший капкан.
Нет больше сил что б плакать, кровь вытекает из ран.
Больно, но больше страшно. И не понятно — за что
Так, не по волчьи глупо, жизнь завершить суждено.

Зубы в отчаяние сжаты, силятся кость перегрызть.
Но как же волк без лапы? Как же без лапы жить?
Боль разрушает волю, может не стоить терпеть?
Может презреть надежду и просто лечь — умереть?

Вот и идет погибель. Запах и шум шагов.
Ну подходи человечек, волк умереть готов…
Только не время смерти. Так человек решил.
Вынул и плена лапу и волку жизнь подарил.

Волчонок

Волчонок мечтает о стае, волчонок стремится домой
Но стая его не признает. Он жил с человеком — чужой.
Волчонка кормили люди, волчонка ласкали рукой,
Его называли домашний, его называли ручной.

Ну дух не унять свободы. Волчонок все так же дик.
Он собран и насторожен. И в глотке таиться рык.
Но есть человек особый, волчонку вожак и бог.
Его он нашел больного и выходить, вылечить смог.

И только ему волк предан. Послушен его рукам.
Но разве понять это стае? Для них он умер от ран.
И рвется волчонок на волю, и держит волчонка страх
Как жить одному без стаи? Уж лучше погибнуть в снегах.

Старый замок, зал, камин…

Старый замок, зал, камин,
В кресле знатный господин.
А у ног лежит волчонок.
Он спокоен, недвижим.

На дворе метель и стужа.
В доме жаркий пляс огня.
Им двоим никто не нужен,
Непогода не страшна.

Разливается истома
От игристого вина.
И в глазах играют черти,
В отражении огня.

Угасает день тревожно,
Ночь стремиться на порог
Скоро дух неугомонный
Их в дорогу позовет.