Я смотрю на тебя

Я смотрю на тебя.
И немею любя.
Закрываю глаза
Снова вижу тебя.

Прижимаю к себе
И теряю себя.
Открываю глаза
И смотрю на тебя.

Я смотрю на тебя,
Забывая про все.
Я смотрю на тебя,
И мне так хорошо.

Маленькие экспромты

Не смотри в монитор так сурово
Ты просверлишь большую дыру
Лучше милое нежное слово
Напиши и отправь. Уже жду!

* * *

Тебе суровость не идет
Тебя улыбка украшает
И людям доброту внушает
И дарит радостный полет.

* * *

Рифмовать слова не тяжко
Надо только слово взять
И на место написать.

Слово там и слово здесь
Вот и рифма,
Вот и песнь.

Гимн непостоянству

Спокойствия минута иллюзорна.
Лишь только успокоится вода,
Придут на смену штилю снова волны.
А может ураган или гроза.

Воздвигни самый мощный крепкий замок,
Что, кажется, построен на века.
Но стоит положить последний камень,
Под замком, вдруг, разверзнется земля.

Отдай себя Идее без остатка.
Живи, умри, воскресни за нее.
Воскресни чтоб услышать безучастно:
«Идея-то? Наивно и смешно!»

Соломенная шляпка милой феи
Не скрыла наготу ее груди.
И я смотрю, и я почти что верю
Что женщина — создание любви.

Прекрасная фемина без одежды,
Отрада глаз, противница стыда.
Ты так божественна в глазах невежды
Желанна, недоступна и мила.

Ты льстивыми словами попыталась
укрыть от зорких глаз свою красу?
Не хорошо, я лесть не покупаю.
Быть может иногда ее дарю.

Один день в Питере

Совершили «набег» на Питер. Ночь в поезде, день в Питере и опять ночь в поезде. День пролетел как одно мгновенье.

«Московский» вокзал встретил нас свежим ремонтом. В прошлый приезд здание вокзала выглядело весьма плачевно, сейчас — не хуже чем «Ленинградский» вокзал в Москве.
Питер заметно обновился и продолжает обновляться. Лиговский перекопан — ведут работы. Петропавловская крепость — реставрируется. Эрмитаж — тоже. Много домов в лесах, но многие уже отремонтированы или построены заново. Над станцией метро «площадь Александра Невского» выросло здание из стекла и бетона. Года два-три назад даже намека не было.

Питер все больше походит на Москву. От былой неторопливости не осталось и следа. Раннее утро, а на Невском уже людно. Повсюду знакомые вывески: «Елки-палки», «Евросеть», «Эконика» и многие другие. На каждом шагу — «Макдональдсы». Последнее особенно удобно, ибо туалеты там бесплатные.

Площадь, вокруг Исаакиевского собора, была заставлена разнообразными вне-дорожниками. Какое-то «Ладога-ралли». Судя по номерам, около тысячи участников. Настоящая выставка вне-дорожников. Уазики, Роверы, нечто смахивающее на баги… Чего там только не было.

В «Эрмитаже» открыли вход с «Дворцовой» площади, через двор. Во дворе уютно примостились столики и палатка с пивом. Зашли и в сам «Эрмитаж». Я сопротивлялся, но Тинка настояла: «я никогда не была и хочу посмотреть». Желание похвальное, но не для такого ограниченного времени. Пришлось идти.

Наверное, было очень рано, не время для тур-групп. Без проблем и очереди купили билеты и разрешение на фотографирование, сдали верхнюю одежду и пошли.
«Эрмитаж» восхитителен, но уж очень большой. Фотографировать там сложно (темно, стекла бликуют, много людей и т. п.), но очень интересно. Еле ушли. Тинка была готова весь день по нему бродить.

Прошлись по «Летнему саду», погрелись на «Марсовом поле», посетили «Петропавловскую крепость». В крепости заглянули в музей восковых фигур. Музей крошечный, но восковые фигуры сделаны преотлично. На берегу у крепостной стены возвели огромную надувную «каску». Здание для «Нежного шоу» Славы Полунина.

Возвращались через Васильевскую стрелку. Спуск к воде огорожен и никого не пускают. Рядом, прямо из Невы, бьют фонтанные струи (лужковские струи, что возле Болотной площади, нервно курят в сторонке). А вплотную к дороге возведена сцена. И кто-то там усиленно настраивался.

Обедали в ресторане «Валхалл». Суши-бар отвергла Тинка, а в Елках-палках никто не возжелал проводить нас к столику. Ресторан оказался уютным, стильным и недешевым. Обслуживание — внимательное, кухня — вкусная, место — хорошее. Идеально для всяких банкетов и пр. В зале, где мы сидели, наличествовали проектор, светомузыка и сцена.

Далее отправились кататься по каналам. Для водных прогулок еще прохладно, и многие сидели укрывшись одеялами. Но после десяти часов (или около того) пешеходных прогулок, сидеть — несравненное удовольствие.

С погодой нам повезло: весь день было тепло и солнечно, только у воды — холодный ветер. Безоблачное голубое небо.

Уезжали без минуты полночь, до самого отправления было светло и видны солнечные отблески на зданиях. Но стоило чуть отъехать (минут 20-30), небо стало синим. Наступили сумерки.

Порадовали поезда. Ход настолько плавный, что не замечаешь как состав трогается. Туалеты теперь био, так что пользоваться можно и на стоянках, и в черте города. Даже на верхних полках появились страховочные поручни.
В Питер мы ехали на «Николаевском экспрессе». Одежда проводников и вагоны стилизованы под старину. Обратно на «Экспрессе». Тут все чуток по проще, но уютно и опрятно.
Билеты нам достались в купе с «услугами», других не было. Услуги включали сухой паек, газеты, предметы гигиены и бесплатное белье. Путешествовали мы налегке, так что еда пришлась кстати.

Тинка критикует, что описываю я какую-то ерунду, ни слова не говоря о своих впечатлениях. Да, наверное это так. Но слов нету. Все было очень здорово. Это невозможно описать, только почувствовать самому.

«Зеркальный коридор»

Только тонкая грань отделяет меня
От пучины безумья и небытия.
Закрываю лицо, в воспаленных глазах,
Незнакомым созвездьем пульсирует страх.

Направленья едины, куда не беги
Впереди лишь стекло. И стекло позади.
Тусклый блик амальгамы подразнит меня,
Но не даст глубины тонкий слой серебра.

Праздниками навеяло..

Вальяжные позы, нетрезвые взгляды.
Здесь много таких, таким как мы рады.
Подносят напитки, уносят стаканы,
Круговорот незаметный глазу.

На сцене оркестр, играет попсу,
Бессмысленно глядя в толпу, в темноту.
Громкая музыка, шум в голове.
Пойдем потанцуем? Танцуем уже.

Неделя кончается, и до пяти
Мы точно успеем еще клуба в три.
Махнем-ка рукою, поймаем такси.
Вези командир, от себя — увези…

Ну что ты скажешь, друг сердешный?
Еще остался в мире грешном хоть уголочек для любви?
Нет, погоди, не спорь со мною. Я знаю, что слова не стоят
ни капли слез, ни капли крови, ни малой толики весны…

Но все же, ты мне расскажи:
Как распознать в минутной страсти
Любви зародыш? Как участье в чужой судьбе к тебе вернется?
Как выкрик эхом отзовется?

Как разделить и взвесить чувство?
Как строить дом, где сердцу пусто?
Как на вопросы отвечать, когда нет силы, чтоб рыдать?
Когда нет мочи быть счастливой, когда нет мочи просто быть…